Неділя, 18.11.2018, 02:49
Вітаю Вас Гість

Чернігівська філія Національної академії керівних кадрів культури і мистецтв

Головна | Мій профіль | Вихід
Меню сайту
Актуально
Друзі сайту
Пошук
Статистика

Онлайн всього: 1
Гостей: 1
Користувачів: 0
Форма входу

Каталог статей

Головна » Статті » Наукові публікації наших викладачів

Роль съездов военного и морского духовенства в организации его деятельности

Среди ряда исследований, посвященных православному военному духовенству армии и флота Российской империи (нач. ХIХ в. – 1918 гг.), проблема анализа роли Всероссийских съездов военного и морского духовенства нашла отображение только фрагментарно. Так, один из подразделов 2-хтомного монографического исследования доктора педагогических наук В.М. Коткова "Военное духовенство России” посвящен I Всероссийскому съезду[i]. В исследовании К.Г. Капкова "Памятная книга Российского военного и морского духовенства ХIХ – нач. ХХ вв.” тема Всероссийских съездов военного и морского духовенства затронута фрагментарно и, большей частью, касается II Всероссийского съезда[ii]. Проблеме I и II съездов была посвящена статья Е.В. Исаковой "Съезды и братские собрания военного духовенства в нач. ХХ в.”, размещенная на официальном сайте Синодального отдела Московского Патриархата по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными учреждениями, в которой материал подан в описательном виде[iii]. Некоторые сведения о съездах военного и морского духовенства имеются также у И. Боярского, статья которого размещена на указанном выше сайте Синодального отдела[iv]. Более фундаментальным в вопросе освещения деятельности I Всероссийского съезда, по сравнению с публикацией И. Боярского, является подраздел в исследовании С. Чимарова "Русская Православная Церковь и Вооруженные Силы России”[v].

Источниковую базу данного исследования, в первую очередь, составляют документы обоих съездов, сгруппированные в ряд дел, хранящихся в фонде Управления протопресвитера военного и морского духовенства (Ф.806) Российского государственного исторического архива (далее – РГИА), а именно: дело 9432, состоящее из 12 частей, и 10140, состоящее из 3 частей, описи 5. Также информация об этих съездах и братских собраниях содержится в произведениях протопресвитера военного и морского духовенства Г.И Шавельского – "Воспоминания последнего протопресвитера русской армии и флота” и "Русская Церковь перед революцией”[vi].

Опыт Русско-японской войны 1904-1905 гг. продемонстрировал неготовность военного и морского духовенства к продолжительным вооруженным конфликтам, действиям в боевых условиях и на биваке, что и нашло отражение в дневнике полкового священника о.Митрофана Сребрянского[vii].

Съезд начал свою работу в Петербурге 1 июля в составе 49 делегатов от военного и морского духовенства под председательством протопресвитера, которого путем тайного голосования избрали председателем съезда[viii][Рис.1; Рис.2]. Как отмечает ряд исследователей[ix], первоначально была запланирована работа 8 секций, а уже в ходе работы возникла необходимость открытия еще 4‑х. В целом, на съезде, продолжавшемся 10 дней и окончившем свою работу 10 июля, почти уже накануне объявления войны, на 7 общих собраниях было заслушано 12 докладов – по одному от каждой секции как итог ее работы: о памятке, богослужебной, учительской, библиотечной, миссионерской, правовой, благотворительной, по делам свечного завода, морской, по делам борьбы с алкоголизмом, по религиозно-нравственному воспитанию заключенных, о суде чести. Указанные выше исследователи при рассмотрении деяний съезда акцентировали свое внимание, в первую очередь, на правовом положении духовенства армии и флота (материалы морской и правовой секций), реже обращая внимание на отображение в материалах съезда вопросов, связанных с решением задач административно-хозяйственного, нравственного и пастырского характера (секции о памятке, учительская, библиотечная, миссионерская, благотворительная, свечного завода, по вопросам алкоголизма, религиозно-нравственного воспитания заключенных и суда чести), практически игнорируя работу богослужебной секции, что, по нашему мнению, обусловлено сложностью работы указанной секции, исходя из необходимости понимания не только особенностей несения пастырских обязанностей военным духовенством, но и знания общего порядка и особенностей богослужебной практики Российской Православной Церкви[x], [xi], [xii]. Как и правовая секция, морская, большей частью, рассматривала вопрос служебного положения флотских священников, особенно в вопросе совершения богослужений: так, делегатами съезда было отмечено, что на флоте полная литургия – довольно редкое явление, а священники, при условии, что командир корабля религиозен, совершают обедницу раз в неделю; если же командиру корабля православная вера не близка – священник мог рассчитывать на разрешение совершать обедницу по двунадесятым праздникам или царские дни, совершая таковую также и в дни корабельных праздников[xiii]. Главное отличие обедницы от полной Литургии заключается в том, что на ней не совершается одно из главных Таинств Православной Церкви – Евхаристия, заповеданная Христом на Тайной Вечери совершать "в Мое воспоминание” (Лук. ХХII, 19) и, как следствие, чины флота лишены возможности причащаться ("говеть”), духовно соединяясь со Христом через вкушение Тела и Крови Его под видом хлеба и вина, предварительно пройдя Таинство Исповеди, очистив свою душу от содеянных грехов и получив от священника также психологическую помощь. Общий порядок Литургии (Обедни) продолжительностью до 2 часов состоит из 3 частей: проскомидии, литургии оглашенных (всех, даже тех, кто не крещен, но готовится принять Таинство Крещения) и литургии верных (только крещенных). На первой части – проскомидии – приготавливаются Дары (хлеб и вино) для последующего освящения и причащения. На второй части – литургии оглашенных – читаются Деяния или послания апостолов, Евангелие, просительная ектенья о ныне здравствующих и об умерших. На третьей части – литургии верных – Дары переносятся с жертвенника, где они находились с самого начала богослужения на престол, освящаются на нем, приготавливается причастие и далее у всех желающих, присутствовавших на Литургии, есть возможность причаститься Тела и Крови Христовой порядком, установленным в Православной Церкви. Обедница, не имеющая в своем порядке служения проскомидию (отличительная ее черта – не приготавливаются Дары), не может содержать в своем чинопоследовании и литургию верных, оставляя только литургию оглашенных по тому порядку совершения, как и в Литургии. Общая ее продолжительность не превышает 30 минут, что может быть оправдано только в военное время при условии, что суда флота находятся в боевом походе. В остальное время совершения краткой обедницы взамен полной Литургии не может в полной мере удовлетворить духовные запросы чинов, особенно из религиозных семей [xiv].

Заседанию богослужебной секции I Всероссийского съезда предшествовали пастырские братские собрания духовенства военных подразделений, крепостей, военных округов и гарнизонов, храмов военного ведомства, отчеты которых были предоставлены делегатам для рассмотрения в виде рекомендаций и пожеланий, что весьма наглядно демонстрирует отсутствие четкого порядка совершения богослужений в военном ведомстве, исходя из специфики его функционирования в условиях постоянных нарядов, дежурств, полевых сборов личного состава и т.п. Как было указано выше, отсутствие четких рекомендаций и образца совершения богослужений, что в свою очередь вынуждало священников производить сокращения на свое усмотрение, оставляя подобное сокращение на совести пастыря, и нашло свое негативное отражение на страницах дневника военного священника о.Митрофана[xv]. По имеющимся отчетам братских собраний 20 округов, крепостей и подразделений, хранящимся в РГИА, можно сделать вывод, что большинство военного духовенства осознавало необходимость сокращения порядка богослужения, не особо выходя за рамки канонов Церкви, но чтоб "церковный чин… должно соблюдать” (Правило 2 Карфагенского Поместного Собора 419 г.)[xvi]. Так, делегаты братских собраний 11 округов и крепостей высказали мнение о продолжительности богослужений 1,25 – 1,5 часа, в то время как делегаты 6 округов предлагали совершать богослужение в течении 1,5 – 2,5 часов. Согласно отчетам священники 2 округов – Ташкентского и Самаркандского от высказывания своей позиции о времени продолжения богослужений воздержались, а делегаты Владивостокского округа и Русского острова предложили сохранить в данном вопросе "status quo”, оставив порядок сокращения богослужений на совести пастыря. Стоит заметить, что в отчетах собраний не просто указаны рекомендации о продолжительности богослужений, а и варианты их сокращений (некоторых песнопений, чтений и их характера), что может свидетельствовать о некоторых начатках литургической деятельности военного духовенства. Предлагаемые варианты богослужений для церквей военного ведомства позволило бы сократить его на ~25 – 40%, не особо преступая церковные каноны, принимая во внимание характер и специфику несения военной службы, а также исходя из принципа "церковь для человека, а не человек для церкви”. Так, делегаты Севастопольского гарнизона предлагали упразднить малые ектеньи, как на вечернем, так и на утреннем богослужениях, а представители военного духовенства г.Риги предложили сократить чтение апостола и Евангелия на литургии с 2-3, предусмотренных Церковным Уставом, до 1. Большинством же военных священников выдвигались предложения сократить количество и объем чтения, особенно Псалтыри[xvii]. От собрания священников г.Белостока было предложено сократить псалмы, а священники Сибирских стрелковых дивизий даже составили определенный порядок совершения богослужений в церквях военного ведомства, а именно: взяв за основу порядок богослужений в придворных церквях, делегаты предложили на "Господи воззвах” опустить 140 и 141 псалмы, оставив чтение всех 10 стихов с тропарями; из Шестопсалмия оставить 4 псалма (по 2 от каждой части); на утрени читать все 8 песней канона, но не более чем по 3 тропаря на каждой песни (канон состоит из 8 песней – 1, 3 – 9; 2 песнь читается только в Великопостные дни; в каждой песни канона от 1 до 10 тропарей); на 1 часе оставить только один псалом, опустив кроме остальных 2 еще и тропари[xviii]. Таким образом, принимая за образец предложенный вариант богослужения (в данном случае вечернего), можно утверждать, что при среднем темпе чтения и пения богослужение будет продолжаться не более 1 часа 45 минут. В случае соединения указанного варианта с предложенным духовенством Казанского гарнизона сокращением количества паремий с 3 до 1 и кафизм по принципу "один псалом – одна Слава: (принцип деления кафизмы на три части – Славы – от правила чтения перед каждой частью и после оной краткой молитвы-славословия Слава Отцу, и Сыну, и Святому Духу, и ныне и присно и во веки веков. Аминь (далее – Слава, и ныне), Господи помилуй – 3 р., Слава, и ныне)”[xix], общая продолжительность богослужения не будет превышать 1 часа 35 минут, что особенно важно в условиях военного времени по вполне ясным обстоятельствам, при том, что общий порядок богослужения остается неизменным, не теряя ни смысла отмечаемого праздника или почитаемого святого, ни внешнего вида. Священники предлагали ввести в общую богослужебную практику в церквях военного ведомства чтение Евангелия на утрени не в алтаре, а на средине храма, в то время как на литургии – на амвоне[xx], [xxiii].

II Всероссийский съезд военного и морского духовенства по своей продуктивности и постановке вопросов, требующих коллегиального решения, не может сравниться с первым, но, тем не менее, он так же важен для исследования истории военного духовенства и понимания социальных преобразований в обществе в 1917 г. Свою работу съезд в количестве более 50 делегатов начал 1 июля 1917 г. и продолжал ее до 11 июля. Местом его проведения, в отличие от I съезда, стала Ставка Верховного Главнокомандующего в г.Могилеве. Исходя из поставленных для решения вопросов – организации пастырской деятельности священников в новых условиях, реорганизации Духовного правления, необходимости создания особого органа по хозяйственной части – делегатами съезда было решено учредить сначала три комиссии (секции): просветительско-пастырскую, административную, хозяйственную, но потом их было образовано 7, а в ходе съезда 5 комиссию включили во 2 как подкомиссию [xxiv].

Принципиально новым, в отличие от I съезда, было участие в съезде представителей низшего клира и мирян: диаконов, псаломщиков и 5 делегатов от Могилевского совета солдатских, рабочих и крестьянских депутатов,– а зал, по свидетельству протопресвитера Г.И. Шавельского, был переполнен посторонними слушателями (солдатами, офицерами)[xxv], [xxvi].

Ввиду малой изученности деятельности II Всероссийского съезда в отечественной исторической науке (И. Боярский, Е.В. Исакова, К.Г. Капков, В.М. Котков[xxvii] в своих работах этого вопроса касаются лишь поверхностно, акцентируя внимание на изменениях в управлении военным и морским духовенством), укажем основные векторы его работы и варианты решения ряда поставленных на обсуждение вопросов.

Участниками съезда был рассмотрен вопрос о печатном органе военно-духовного ведомства, а именно: на время войны издание Вестника военного и морского духовенства перенести из Петрограда в Киев ввиду его близости к фронту и реорганизовать в виде "руководящего для военно-морского духовенства в его пастырской деятельности, значительно осложненной переживаемым моментом”[xxviii], [xxix].

Социальные преобразования, коснувшиеся Российской империи, не могли не отразиться и на работе съезда. Делегатами были разработаны рекомендации священникам для ведения бесед: им было запрещено проповедовать ту или иную политическую программу, вопросы политико-экономического характера необходимо было излагать в свете евангельского учения, а материалистические лозунги социалистов одухотворять, связывая социализм с Евангелием. Было строго определено о воздержании духовенства от вступления в политические партии[xxx]. Касательно равноправия женщин в решении вопросов церковно-общественной и государственной жизни, таковое было поддержано в определенной редакции: первоначальное постановление с фразой "с предоставлением права проповеди в церковных собраниях /кроме священнослужения/ приветствуется” делегатами съезда было отвергнуто[xxxi].

На пацифистские веяния чинов действующей армии военное духовенство ответило постановлением о признании войны как явления нехристианского, но в данных условиях, рассматривая ее как неизбежное зло, делегаты указали на допустимость войны как борьбы за мир и в будущем, стремясь перевоспитать человека, акцентировали внимание на необходимость борьбы с возможностью повторения подобного конфликта. Тем не менее воинский подвиг в защиту Отечества всегда был святым подвигом самопожертвования "за други своя”[xxxii].

Идея выборности должностей в армии не могла не отразиться и на военно-духовном ведомстве. Параллельно с реорганизацией Духовного правления при протопресвитере военного и морского духовенства в протопресвитерский совет, была выдвинута идея о выборности протопресвитера на Всероссийских съездах военного и морского духовенства из числа священнослужителей, прослуживших в военно-морском ведомстве не менее 5 лет, утверждаемого высшим постоянным органом церковного управления. Избранный и утвержденный в своей должности протопресвитер не должен быть сменен, кроме как по решению церковного суда. Протопресвитерский совет также должен избираться на съезде, а протопресвитеру было предоставлено право отвода кандидатов. Окружные священники и благочинные, избранные на своих съездах, утверждались протопресвитером: дивизионные благочинные сроком на 3 года, как и корпусные, избираемые из числа дивизионных благочинных и обращавшиеся к протопресвитеру через Главного священника округа. Всем корпусным и окружным благочинным предусматривалось иметь при себе совет из священников, избираемых по одному кандидату от каждого благочиния на 1 год[xxxiii]. Также протопресвитер избирал себе 2 помощников и подавал их кандидатуры на утверждение в высший постоянный орган церковного управления. Хозяйственно-благотворительная комиссия, созданная при протопресвитере, состояла из 3 священников, 1 диакона или псаломщика и 1 мирянина; делегаты избирались на 3 года из состава военного духовенства и его причтов. Протопресвитерский совет должен был функционировать на выборных началах: первые 2 года – по 3 члена совета по жребию, а в третий – 4 (всего 10 человек на весь срок функционирования совета каждого созыва). Канцелярия при протопресвитере должна была состоять из правителя, избираемого протопресвитером и утверждаемого Временным правительством, 2 начальников отделов, казначея, регистратора, архивариуса, столоначальников и канцелярских служащих. Было постановлено правителю канцелярии выдавать заработную плату в размере 1350 руб./год, делопроизводителям – по 900, столоначальникам – по 600, регистратору – 450, а также каждому из служащих канцелярии на воспитание детей по 100 руб. на каждого[xxxiv].

На заседании 9 июля путем тайного голосования протопресвитер Г.И. Шавельский был избран делегатами съезда на должность протопресвитера военного и морского духовенства пожизненно[xxxv].

Поднимаемый духовенством вопрос об обязательном ношении рясы и об отмене такового с разрешением использовать светскую одежду или офицерскую форму был решен не в пользу выдвигаемых от военно-морского духовенства пожеланий[xxxvi]: делегаты съезда проголосовали о сохранении существующей практики ношения рясы до окончательного решения Всероссийского Поместного Собора, оставив право ношения ее вне службы на совести пастыря, на что почетный председатель предложил вынести этот вопрос на обсуждение в Св.Синод[xxxvii]. Так или иначе, ношение рясы военным духовенством, особенно в служебное время, никто не отменял.

Для отличительной особенности военного духовенства пастырская комиссия внесла предложение о ношении креста на красной или темно-красной (цвета крови) ленте с распространением такового права и на епархиальное духовенство, служившее на театре боевых действий, но перевесом в один голос (что обусловлено голосованием и делегатов из низшего духовенства, никогда церковные наградные кресты не носившего) данный вопрос с повестки дня был снят[xxxviii].

Таким образом, отобразив деятельность Всероссийских съездов военного и морского духовенства, укажем, что их роль была значительна в вопросах выработки инструкций военного духовенству для действий в военное время, порядка совершения богослужений в боевых и походных условиях, пресекания своеволия военного начальства и превышения им своих служебных полномочий, общего руководства пастырской деятельностью. II съезд, происходивший в 1917 г., наглядно продемонстрировал уровень социальных преобразований в обществе и готовность военного духовенства к либерализации условий исполнения пастырских обязанностей военным духовенством, что не совсем положительно отразилось как на нем, так и на религиозной жизни в действующей армии, не смотря на усилия военных пастырей оставаться для своих пасомых духовным наставником, учителем не только религиозных идеалов, но общечеловеческих ценностей, основанных, в первую очередь, на христианском вероучении.

[i] Котков В.М. Военное духовенство России: в 2 кн. / В.М. Котков. – СПб.: Издательство "Нестор”, 2004. – Кн.1. – 320 с.

[ii] Капков К.Г. Памятная книга Российского военного и морского духовенства ХIХ – начала ХХ вв. Справочные материалы / К.Г. Капков. – М.: Летопись, 2008. – 752 с., илл.

[iii] Исакова Е.В. Съезды и братские собрания военного духовенства в начале ХХ века / Е.В. Исакова. Режим доступа: http://www.pobeda.ru/content/view/1323/258/. – Название с экрана.

[iv] Боярский И. Служение военного духовенства в годы Первой мировой войны / И. Боярский. Режим доступа: http://www.pobeda.ru/content/view/1328/258/. – Название с экрана.

[v] Чимаров С. Русская Православная Церковь и Вооруженные Силы России в 1800 – 1917 / С. Чимаров. – СПб., 1999.

[vi] Шавельский Г.И., протопресв. Воспоминания последнего протопресвитера русской армии и флота: В 2 т. / протопресв.Г.И. Шавельский. – Нью-Йорк: Издательство имени А.П.Чехова, 1954; Шавельский Г.И., протопресв. Русская Церковь перед революцией / протопресв.Г.И. Шавельский. – М.: Артос-медиа, 2005. – 510 с.

[vii] Сребрянский М., о. Дневник полкового священника, служащего на Дальнем Востоке / о.Митрофан Сребрянский. – М.: Издательство Отчий дом, 1996. – 352 с. – С. 166 – 167.

[viii] Котков В.М. Указ.работа, С. 260; Боярский И. Указ.работа.

[ix] Исакова Е.В. Указ.работа; Котков В.М. Указ.работа, С. 260; Чимаров С. Указ.работа, С. 87.

[x] Котков В.М. Указ.работа, С. 261 – 262; Российский государственный исторический архив (далее – РГИА). – Ф.806 – Фонд протопресвитера военного и морского духовенства, Оп.5, Д.9438, Ч.7 – Бумаги, относящиеся к I-му Всероссийскому съезду военного и морского духовенства в 1914 г. 6 секция – правовая, 211 л.; Чимаров С. Указ.работа, С. 89 – 90.

[xi] РГИА, указ.дело, Л. 12 – 16, 132.

[xii] Котков В.М. Указ.работа, С. 262 – 263; Чимаров С. Указ.работа, С. 90 – 91.

[xiii] РГИА, Д.9432, Ч.10. – Л. 29.

[xiv] Исакова Е.В. Указ.работа; Чимаров С. Указ.работа, С. 87 – 89.

[xv] Сребрянский М., о. Указ.работа, С. 166 – 167.

[xvi] Каноны, или Книга Правил, святых апостолов, святых Соборов, Вселенских и Поместных, и святых отцов. – СПб.: Общество святителя Василия Великого, 2000. – 432 с. – С. 159 – 160.

[xvii] РГИА, Ф.806, Оп.5, Д.9432, Ч.3, 147 л. – Л. 42 – 42 об., 68, 99, 111.

[xviii] Там же, Л. 42 – 42 об., 68.

[xix] Там же, Л. 99.

[xx] Там же, Л. 105.

[xxi] Российский государственный военно-исторический архив (далее – РГВИА), Ф.2044 – Управление Главного священника армий Северного фронта, Оп.1, Д.6 – Приказы и распоряжения к духовенству на 1915 и 1916 гг. 11.11.1915 – 02.11.1916, 114 л. – Л. 35 – 37А.

[xxii] РГИА, Д.9432, Ч.3, 147 л. – Л. 145.

[xxiii] Там же, Л. 141 об.

[xxiv] Там же, Д.10140 – О съездах военного духовенства, Ч.2, 332 л. – Л. 152 об.

[xxv] Там же, Л. 152; Шавельский Г.И., протопресв. Русская Церковь…, С. 449.

[xxvi] РГИА, Д.10140, Ч.1, 59 л. – Л. 1 – 1 об.

[xxvii] Боярский И. Указ.работа; Исакова Е.В. Указ.работа; Капков К.Г. Указ.работа, С. 73, 498; Котков В.М. Указ.работа, С. 270.

[xxviii] РГИА, Д.10140, Ч.2. – Л. 153 – 153 об.

[xxix] Там же, Л. 153 об. – 154.

[xxx] Там же, Л. 161 об. – 163 об.

[xxxi] Там же, Л. 172.

[xxxii] Там же, Л. 171 об. – 172.

[xxxiii] Там же, Л. 219 об. – 221.

[xxxiv] Там же, Л. 210 об. – 212, 219 – 222 об.

[xxxv] РГВИА, Ф.2082 – Управление Главного священника армий Юго-Западного фронта, Оп.1, Д.1 – Циркуляры и распоряжения, 163 л. – Л. 121 об.

[xxxvi] РГИА, Д.10515. – Л.1 – 2.

[xxxvii] Там же, Д.10140, Ч.2. – Л.226 – 228 об.; Капков К.Г. Указ.работа, С. 73.

[xxxviii] Капков К.Г. Указ.работа, С. 75.

Категорія: Наукові публікації наших викладачів | Додав: chernigovimmk (16.02.2014)
Переглядів: 647 | Коментарі: 1 | Теги: Малишко, публікації викладачів, Російська імперія, військові священники, съезд | Рейтинг: 5.0/1
Всього коментарів: 0
Ім`я *:
Email *:
Код *: